«Чёрная полоса», ведущая Евросоюз к распаду. Великобритания разрушает политическую, а Италия экономическую основу объединённой Европы

Европейский союз трещит по швам. На сей раз на объединённую Европу надвигаются не только финансово-экономические, но и политические ураганы. При этом главным препятствием в смягчении последствий возникающих проблем становится сам чиновничий аппарат Евросоюза. Мучительная история с выходом Великобритании из ЕС резко усилила центробежные настроения среди стран-членов Евросоюза. Лишённая гибкости чиновничья верхушка ЕС за Brexit перед Лондоном ставит такие жёсткие условия, что другие страны уже боятся выйти из состава Евросоюза и вести переговоры с Брюсселем на эту тему.

Руководство ЕС фактически душит Великобританию за её стремление быть независимой от европейской бюрократии. В проекте соглашения по Brexit Брюссель от Лондона требует десятки миллиардов компенсаций, которые в реальности могут превысить 100 миллиардов евро, и не устанавливать жёсткие границы между Ирландией и британской Северной Ирландией после выхода Великобритании из состава ЕС, что ставит под вопрос территориальную целостность Соединённого королевства.

После такого издевательства ещё какая страна ЕС в будущем будет вести переговоры с Брюсселем о выходе из состава Евросоюза? Разумеется, другие страны-члены ЕС, прежде чем заявить о своём желании выйти из Евросоюза, будут максимально дистанцироваться от Брюсселя, чтобы не платить огромные компенсации за свой «Brexit» и не лишиться суверенитета над своими территориями. В этом смысле нынешние неудачные переговоры между Брюсселем и Лондоном об условиях Brexit сильно расшатывают политическую основу Евросоюза.

Если всё таки произойдёт «жёсткий Brexit», то есть выход Великобритании из ЕС без соглашения, то это нанесёт сокрушительный удар по  всем надгосударственным структурам Евросоюза, спровоцировав его медленный распад. Правда, при этом очень сильно пострадают также и население и экономика самой Великобритании. Но те силы, которые стояли за идеей Brexit, фактически заложили мину замедленного действия под будущим Евросоюза. Однако сама Великобритания со временем преодолеет свои экономические трудности, связанные с Brexit, и даже окажется в выигрыше.

Напомню, что Великобритания должна официально покинуть состав ЕС 29 марта текущего года. При этом парламенту и правительству королевства пока не удалось договориться об условиях выхода страны из ЕС, а сам Евросоюз пока отказывается от дальнейших переговоров с британским правительством.

Между тем глава МИД Великобритании Джереми Хант накануне заявил, что сроки реализации Brexit могут быть сдвинуты, поскольку даже в случае одобрения сделки с Брюсселем парламенту потребуется время на принятие соответствующих законов. «Если мы придём к соглашению по сделке за несколько дней до 29 марта (срок выхода Великобритании из ЕС), то нам потребуется дополнительное время, чтобы принять критически важные законы», — сказал британский министр.

Эти законы должны будут пройти голосование как в палате общин, так и в палате лордов. «Однако, если мы добьёмся прогресса раньше, возможно, этого не потребуется. Мы на этом этапе не можем знать наверняка, по какому сценарию будет развиваться ситуация», — добавил Хант.

Но пока Брюссель и Лондон спорят об условиях соглашения по Brexit, продолжает раздуваться долговой кризис в Италии, что угрожает целостности ЕС. Государственный долг Италии в размере 2,6 трлн. долларов — третий по величине суверенный долг в Европе. Если долговой пузырь Италии лопнет, то это вызовет цепную реакцию, которая закончится тем, что банки будут вытеснены из Италии, Испании, Франции, Германии и других стран ЕС, которые тесно связаны с итальянской экономикой. Одно только упоминание о неустойчивости итальянских долговых рынков может привести финансовые и страховые компании в ужас, особенно после того, как экономика Италии впала в рецессию в IV квартале прошлого года. Судя по экономическим данным, поступающим из Рима, стагнация итальянской экономики продолжится и в этом году.

Большая часть долгового бремени Италии лежит на плечах её банков и частных лиц, кредиторам за пределами Италии принадлежит госдолг и частный долг на сумму 425 млрд евро.

Анализ финансовых слабостей Италии, проведённый Bloomberg, вышел сразу после огромного количества сообщений о том, что отношения в правящей коалиции Италии, состоящей из антииммигрантской партии «Лига Севера» и популистской партии «Движение пяти звёзд», становятся всё более напряжёнными. Обе партии ведут борьбу на двух фронтах: из-за строительства высокоскоростной железной дороги и судебного разбирательства с участием лидера «Лиги Севера» Маттео Сальвини из-за его отказа впустить судно Dicotti с мигрантами на борту в итальянский порт прошлым летом.

Партия «Движение пяти звёзд» предупредила, что может поддержать данное расследование. В ответ «Лига Севера» отметила, что такой шаг будет равносилен «шантажу» против Сальвини, чьи заместители настаивали на том, чтобы он воспользовался растущим количеством избирателей в партии, и настаивают на досрочных выборах в этом году. Однако Сальвини эти требования отверг, предупредив, что ничто не мешает президенту Италии Серджо Маттарелле призвать к созданию новой коалиции вместо проведения новых выборов.

Между тем внеочередные парламентские выборы могут спровоцировать новый политический кризис в Италии. Также резко обострится проблема с итальянским долгом. Согласно анализу BBG, наиболее уязвимы французские банки, поскольку BNP Paribas и Credit Agricole принадлежат розничные банковские подразделения в Италии. Чтобы продолжать работу без масштабных сокращений бюджета, Италия должна продавать долг на сумму 400 млрд. евро ежегодно. Но поскольку у итальянских банков так много долгов страны, снижение цен на итальянские облигации неизбежно нанесёт вред акциям итальянских банков, а также заставит их сохранить больше капитала на своих балансах. Это создаёт потенциал для отрицательной обратной связи.

Таким образом, новый правительственный кризис может привести к падению банковской системы Италии, что приведёт к истощению кредитного  потенциала Европейского стабилизационного механизма (около 410 млрд. евро) за год. С учётом того, что президент Европейского центрального банка (ЕЦБ) итальянец Марио Драги покинет свой пост в конце этого года, а власть канцлера Германии Ангелы Меркель идёт на спад, если популистам не удастся добиться экономического роста в рамках программ стимулирования, скорее всего, кризис, разрывающий на части ЕС и еврозону, будет сосредоточен в Риме.

Кризис в Италии ставит под вопрос устойчивость Европейского союза, так как для решения проблемы итальянского государственного долга размером свыше 2,6 трлн. долларов у финансовых властей ЕС уже не осталось ресурсов. Все средства ЕС были потрачены на спасение Греции от долгового кризиса. Но объём госдолга Греции был семь раз меньше, чем Италии. Поэтому итальянский кризис практически неразрешим и он, в отличие от долгового кризиса в Греции, способен похоронить самого Евросоюза. Это связано с тем, что от краха банковской системы Италии в первую очередь пострадают две самые крупные экономики еврозоны — Германия и Франция.

После того, как экономика ЕС оправилась от долгового кризиса, разразившегося в 2010-2011 годах в Греции, Португалии, Испании и Кипре, в 2014 году в ряде стран еврозоны начался бюджетный кризис, которые до сих пор не завершился. Более того, попытка жёсткой внутренней интеграции союза вытолкнула Британию из него, а успехи евроскептиков только увеличили риски полного развала Евросоюза.

В последнее время некоторые аналитики говорят, что в Европе возник управляемый хаос, который запущен с целью спасти экономику Германии от антиглобалистов. Ведь именно Германия стала главным выгодополучателем от появления единой европейской валюты. Евро позволил Германии из просто экспортоориентированного государства превратиться в главный экспортный хаб в Европе, что позволило Берлину выкачивать финансовые ресурсы из всего региона.

Германия в своём экономическом росте и получении огромной прибыли в значительной степени зависит от экспорта. Экспорт Германии с 2000 до 2008 года вырос на 65%, однако уровень роста её внутреннего спроса близился к нулю. Без постоянного сильного роста экспорта экономика Германии остановилась бы.

Нидерланды также являются крупным экспортёром (положительное сальдо торгового баланса составляет 33 млрд. долларов), хотя их население относительно невелико: всего лишь 16 млн. человек.

Испания, население которой по численности равно половине населения Германии, имеет годовой торговый дефицит в размере 69 млрд. долларов, а дефицит государственного бюджета составляет 151 млрд. долларов. 23% госбюджета Испании приходятся на заимствования.

Евро должен был повысить эффективность экономики Европы за счёт отмены издержек нескольких валют, тем не менее он несколько игнорировал базовую производительность каждой экономики еврозоны. В результате из-за евро сегодня в Европе фактически образовалось экономическое неравенство между странами-членами ЕС. Уровень заработной платы в Германии довольно высок, однако правительство, промышленность и профсоюзы этой страны сдерживали производственные расходы, даже когда немецкий экспорт взлетел. В результате затраты на рабочую силу за единицу продукции выросли всего на 5,8% в Германии в период с 2000 по 2009 гг., а затраты на рабочую силу в Ирландии, Греции, Испании и Италии выросли примерно на 30%. Такой дисбаланс в производительности создал дополнительные бюджетные расходы для некоторых стран еврозоны и увеличил их государственный долг. Фактически евро дал промышленной Германии конкурентное преимущество, сделав немецкие товары дешевле товаров внутреннего потребления стран-импортёров в Европе.

Иными словами, сдерживая расходы производства и становясь более эффективной, чем соседи по еврозоне, Германия запустила девальвацию в еврозоне, снизив затраты на рабочую силу при производстве своих товаров. Это создало проблемы для экономик других стран еврозоны, в том числе Греции, Испании, Португалии и Италии. В результате в последние годы дефицит госбюджета третьей экономики еврозоны — Италии резко вырос, а банковская система этой страны сегодня фактически находится на грани краха.

Но полномасштабный экономический крах Италии может спровоцировать глобальный экономический кризис. Экспансионистская бюджетная политика на позднем этапе экономического цикла США, проводимая администрацией президента Дональда Трампа, вынудила Федеральную резервную систему (ФРС) повышать процентные ставки больше, чем необходимо. Это усложняет экономические перспективы Италии, что может привести к более резкому изменению глобального кредитного цикла.

Основной источник риска для мировой экономикой со стороны Италии заключается в том, что эта страна остаётся третьим по величине рынком суверенного долга в мире. Сегодня госдолг Италии уже превышает 2,6 трлн. долларов и доходность по государственным облигациям этой страны стремительно растёт. Уровень госдолга Италии уже составляет 131% к собственному ВВП.

Следует особо отметить, что большая часть итальянского госдолга принадлежит французским и немецким банкам. Если бы Италия действительно отказалась от своего огромного госдолга, то европейская банковская система столкнулась бы с полномасштабным кризисом, который оказал бы побочные эффекты на остальную часть мировой экономики.

Ещё одним источником риска для мировой экономики является то, что экономический кризис в Италии может заразить всю европейскую периферию. Это может быть повторением ситуации с долговым кризисом в Греции, Испании и Кипре. Ведь в случае банковского кризиса Италия будет вынуждена установить контроль над капиталом, чтобы защитить свои банки от оттока депозитов. Тогда вкладчики банков в европейской экономической периферии могут испугаться и вывести деньги за границу.

Для экономики самой Италии главной угрозой является то, что высокие доходы от итальянских государственных облигаций приведут к тому, что экономика страны начнёт падать.

Другой проблемной страной Евросоюза является Испания, у которой уже не осталось финансового пространства для увеличения бюджетного дефицита. Поэтому в этой стране увеличение дефицита и расходов в период роста закончится более жёстким и более серьёзным сокращением ВВП во время изменения экономического цикла. Поэтому Испании почти невозможно достичь поставленных целей дефицита госбюджета, увеличивая расходы, так как для этого правительство будет вынуждено увеличить налоги, чего не было даже в периоды экономического роста.

Исследования, проведённые в более чем 200 странах, показывают, что «увеличение налогов на 1% ВВП в периоды бюджетной консолидации приводит к падению ВВП на 1% за 8 кварталов». Поэтому Испании не следует увеличивать расходы. К тому же увеличение расходов за счёт роста дефицитов и повышения налогов сейчас – это антисоциальная политика, которая в будущем приведёт только к худшему. Ни одна из мер нынешнего правительства Испании не имеет ничего общего с социальной политикой. Нельзя назвать социальной политику, при которой страна попадает в риск очередного долгового кризиса на фоне фантастических оценок доходов и роста политических расходов.

Нынешняя критическая ситуация в экономиках Италии и Испании показывает, что Брюссель уже теряет контроль над Евросоюзом. Брюссель пытается сохранить свой контроль над Европой, однако в результате успеха евроскептиков в странах Северной Европы всё сильнее вырисовывается союз стран Севера, который лишит старую европейскую бюрократию власти.

Мехман Гафарлы,

журналист-аналитик, политолог, специально для azunion.org