Мрачное будущее Ирана: ракетно-бомбовые удары США и их союзников, экономическое удушение, «цветная революция» и атака исламских радикалов

США в отношениях с Ираном уже перешли «красную линию», после которой должны уже последовать более драматические события. Переговоры американского президента Дональда Трампа с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном зашли в тупик, торговые переговоры с Китаем не дали желаемых результатов и торговая война между США и КНР набирает обороты. Тем временем, приближаются президентские выборы, которые должны состояться в США в ноябре будущего года. В таких сложных условиях Трамп объявил о начале своей предвыборной кампании и ему срочна нужна резонансная победа, которая поможет ему завоевать симпатию избирателей.

Но ради успеха своей избирательной кампании Трамп не будет устраивать войну с ядерной Северной Кореей, а Китай ему явно не по зубам. Из «самых опасных врагов» США остаётся только Иран, против которого Трамп может проводить военную операцию, не опасаясь слишком тяжёлых последствий для Америки.

Однако война Трампа с Ираном будет недолгой и не масштабной. Начать наземную военную операцию против Исламской Республики была бы безумием, так как это, во-первых, повергнет весь регион Персидского залива в хаос, во-вторых, Иран имеет мощный военный потенциал и наземная война США с этой страной может стать изнурительной, затяжной и очень дорогой.

Кроме того, в случае начала широкомасштабной войны против Ирана будут приостановлены морские перевозки по Персидскому заливу, по которому экспортируется свыше 30% мировой нефти. Это резко взвинтит цены на нефть, в результате чего бензин и другие нефтепродукты во всём мире, в том числе в США, резко подорожают. Но Трампу очень нужны дешёвые бензин, дизельное топливо и другие нефтепродукты, чтобы повысить свой электоральный рейтинг.

В таком случае остаётся единственный вариант военной операции против Ирана — нанести массированные, но точечные ракетно-бомбовые удары по иранским стратегическим объектам. Эта операция займёт несколько дней, а может быть даже несколько часов. Такое силовое решение иранского вопроса, независимо от его результатов, Трамп может истолковать как свою победу и набрать очки в предвыборной кампании. Ведь ни США, ни их союзники, или какие-то другие страны, не могут проверить насколько были эффективными ракетно-бомбовые удары по Ирану.

Между тем разрушительные ракетно-бомбовые удары по Ирану кардинально изменят дальнейший ход событий как на Ближнем Востоке в целом, так и в Иране в частности. Позиция президента Сирии Башара Асада, который лишится помощи Тегерана после мощных воздушных ударов США и их региональных союзников по Ирану, будет сильна ослаблена. Россия не сможет полностью взять на себя обязательства Ирана перед Асадом и вскоро сама задумается об уходе из Сирии.

В то же время позиции Турции, оппозиции и исламских радикалов в Сирии будут усилены. Боевики запрещённого в России и ряде других стран террористической организации «Исламское государство» («ИГ») вновь захватят восточные регионы Сирии. В результате эта арабская республика развалится на три части: восточные и юго-восточные провинции Сирии окажутся под контролем «ИГ», действия которого будут контролироваться США. На западе и юго-западной части страны появится новое сирийское правительство, сформированное из числа противников Асада, которое будет контролироваться Соединёнными Штатами. Северные территории Сирии перейдут под контроль Турции. Однако центральная часть страны ещё долгое время останется яблоком раздора между новым сирийским правительством на западе и боевиками «ИГ» на востоке.

Между тем в самом Иране после мощных ракетно-бомбовых ударов США и их союзников начнутся разрушительные процессы, остановить которых Тегеран уже не сможет. После этого иранский режим потеряет поддержку населения, а социально-экономическая ситуация в Иране ещё больше обострится из-за резкого сокращения экспортных доходов.

Есть все основания говорить о том, что во время ракетно-бомбовых ударов будут уничтожены также стратегические военные объекты Ирана, что сильно ослабит военную мощь страны. Страх у населения перед грозным исламским режимом исчезнет и страна станет очередной ареной для «цветной революции», управляемой из Вашингтона.

Ослабление государственных институтов приведёт к активизации сепаратистов и радикальных исламистов на окраинах Ирана. На западе от Ирана начнут отделиться курды, на юге-западе шииты-арабы, на севере — туркмены, а на востоке и юго-востоке другие суннитские народы, находящиеся под влиянием Пакистана.

Однако самый большой этнос Ирана — азербайджанцы (иранские турки) от центрального персидского государства с правительством в Тегеране отделятся последними, как это произошло в бывшей Югославии между Черногорией и Сербией. Это связано с тем, что шиизм среди иранских азербайджанцев гораздо сильнее, чем идеи тюркизма.

Всего лишь замедлить, но уже не остановить, свержение исламского режима в Тегеране и распад Ирана может только капитуляция иранского руководства перед США, начав с ними переговоры на условиях Вашингтона. Но на это вряд ли пойдёт иранское правительство, зная, что американцы не будут соблюдать достигнутые договорённости и будут использовать их для дальнейшего ослабления Ирана.

В своё время президент Ирака Саддам Хусейн согласился с условиями США, пустив в свои стратегические объекты международных экспертов, в том числе американских. Но американские специалисты в Ираке занимались разведкой, изучая военный потенциал саддамского режима. Когда американцы убедились в том, что армия Саддама Хусейна уже сильно ослаблена и военный потенциал Ирака для США серьёзную угрозу не представляет, Вашингтон 20 марта 2003 году начал военную операцию против Ирака и 9 апреля того же года захватили столицу страны Багдад и свергли президента Хусейна.

Учитывая горький опыт саддамовского Ирака, Тегеран не пойдёт на подобные уступки Вашингтону. Тогда США до и после нанесения ракетно-бомбовых ударов будут продолжать политику политической и финансово-экономической изоляции Ирана и удушения его экономики.

То, что дело идёт к политической изоляции и экономическому удушению Ирана, говорят уже очевидные факты и действия США. Президент США Дональд Трамп 24 июня подписал указ о введении новых жёстких санкций в отношении Ирана. Ограничительные меры ввели в том числе против духовного лидера и руководителя Ирана аятоллы Али Хаменеи.

Вашингтон также ввёл санкции в отношении восьми военачальников Корпуса стражей исламской революции (КСИР, элитные части Вооружённых сил Ирана). Среди попавших под санкции оказался также командующий Воздушно-космическими силами Корпуса стражей исламской революции бригадный генерал Амир Али Хаджизаде.

Вашингтон санкции ввёл даже в отношении главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, что говорит о том, что возможности для дипломатического решения иранской проблемы уже исчерпаны.

Новые санкции США последовали после того, как 20 июня вооружённые силы Ирана сбили американский беспилотник и две страны чуть не оказались на грани войны. Новые односторонние американские санкции призваны закрыть руководству Ирана доступ к мировым, и в первую очередь, к американским финансовым ресурсам. Министр финансов США Стивен Мнучин уточнил на брифинге в Белом доме, что речь идёт о блокировании активов Ирана, измеряющихся десятками миллиардов долларов. Новый указ президента США Дональда Трампа о введении односторонних санкций в отношении руководства Ирана позволяет применять ограничительные меры и против иностранных финансовых институтов, сотрудничающих с Ираном. Об этом свидетельствует текст данного документа, обнародованный 24 июня пресс-службой Белого дома.

Ситуация вокруг Ирана обострилась после того, как 13 июня в Оманском заливе на двух танкерах после предполагаемого нападения произошли взрывы и пожары. США возложили ответственность за инцидент на Иран, их поддержали Великобритания и Саудовская Аравия, а Тегеран эти обвинения отверг. А 20 июня иранские вооружённые силы сбили беспилотный разведывательный летательный аппарат американских ВМС, после чего США, согласно заявлениям президента Дональда Трампа, подготовили военную операцию, предусматривавшую нанесение точечных ударов по трём объектам на территории Ирана. Согласно изложенной американским лидером информации, за 10 минут до начала этой операции он отдал приказ не проводить её, посчитав непропорциональной действиям Тегерана.

Жёсткие санкции США против Ирана нацелены на то, чтобы экономически задушить эту страну. С 5 ноября прошлого года были введены санкции против экспорта иранской нефти, а недавно они коснулись и экспорта нефтехимической продукции. Теперь США хотят реализовать очередной этап санкций против Исламской Республики, ужесточив меры в отношении газового сектора Ирана. Предполагается, что доходы Ирана от экспорта газа не должны превышать 14 млрд. долларов, отметил высокопоставленный источник, сотрудничающий с министерством нефти Ирана. «Это необходимо, чтобы поднять общественное недовольство, ликвидировав режим в Тегеране, но не для того, чтобы спровоцировать настоящую гуманитарную катастрофу»,─ добавил он.

Сейчас финансовое состояние Ирана по понятным причинам ухудшается. Обычно около 40% доходов от экспорта нефти поступают в иранский бюджет. Однако состояние госбюджета этого года резко ухудшилось. Иран заложил в бюджет доходы от экспорта 1,54 млн. баррелей нефти и газового конденсата в сутки по цене 54,1 долларов за баррель. Но это сложно реализовать. После введения жёстких санкций США экспорт нефти из Ирана упал до 400 тыс. баррелей в сутки в мае, менее половины от уровня апреля. Напомню, в апреле прошлого года он составлял примерно 2,5 млн. баррелей в сутки.

Недавно Тегеран заключил сделку с Багдадом о продаже части своей нефти через экспортные маршруты Ирака, назвав её иракской нефтью. При этом, в других регионах Иран должен предлагать свою нефть с большими скидками. Эта скидка составляет 22-25% от официальной цены продажи Ирана за вычетом разницы между грузами, рассчитанными по условию «стоимость, страхование, фрахт», предлагаемых по ценам «свободно на борту». Это в первую очередь касается поставок в Китай, поскольку они важны для экономики Ирана. «Тегеран сейчас продаёт нефть в Китай по цене около 30 долларов за баррель», ─ говорит источник, знакомый с ситуацией.

До введения нефтяных санкций во второй половине прошлого года в бюджет Ирана были заложены доходы на уровне 30 млрд. долларов от экспорта нефти и газового конденсата. Из них около 24 млрд. было выделено на оперативный бюджет правительства.

До недавнего времени США довольно слабо использовали санкции против иранского нефтехимического сектора. Однако в середине июня Министерство финансов США запретило компаниям вести бизнес с крупнейшей нефтехимической группой Ирана Persian Gulf Petrochemical Industries Company, сославшись на её связи с Корпусом стражей исламской революции, а также с 39 дочерними компаниями и зарубежными торговыми агентами.

Для США важно, чтобы никакие внезапные денежные потоки не попали в Иран, что позволит ему продлить передышку. Поэтому США хотят ввести санкции против финансового механизма INSTEX, созданного Евросоюзом в январе этого года для непрерывной торговли с Ираном, и против компаний и стран, которые его используют. В Вашингтоне опасаются, что десятки миллиардов долларов, причитающиеся Ирану за прошлые продажи нефти Китаю и другим азиатским странам, вернутся в Иран по европейским каналам.

При этом источники в Пентагоне заявляют, что «США на 90% готовы к полномасштабным военным действиям против Ирана, если будет необходимо». Поэтому любой случайный инцидент, наподобие того, что произошёл недавно с нефтяными танкерами в Персидском заливе, может вылиться в настоящие военные действия. Однако США пока предпочитают вести «войну на истощение» против Ирана.

Мехман Гафарлы, журналист-аналитик, политолог, специально для azunion.org