Обречённый Ближний Восток. Военные эксперты предупреждают, что ситуация с Ираном развивается точно по сценарию вторжения США в Ирак

Опрошенные агентством Reuters бывшие аналитики Министерства обороны США и официальные лица в Вашингтоне утверждают, что США в нынешнем противостоянии с Ираном повторяют сценарий вторжения в Ирак. По их мнению, сомнительные разведанные вновь становятся основой для принятия решений военных операций в Сирии и Иране.

К сожалению, горький опыт истории американских ястребов ни к чему не учит. Спустя 15 лет после вторжения США со своими союзниками в Ирак из-за лживых разведданных о наличии оружия массового уничтожения в этой стране и о связях режима иракского президента Саддама Хусейна с «Аль-Каидой» Соединённые Штаты вновь готовы начать войну на Ближнем Востоке из-за предполагаемых иранских разработок по ядерному оружию и недоказанных утверждений в иранской поддержке терроризма. «Есть тревожные и жуткие сходства в злоупотреблении разведданными тогда и сейчас», — считает Пол Пиллар, который был лучшим аналитиком разведки США на Ближнем Востоке с 2001 по 2005 гг.

Президента США Дональда Трампа на войну с Ираном подталкивают американские ястребы и Израиль. Так, директор Национальной разведки США Дэн Коутс, выступая в феврале этого года в конгрессе, заявил, что ядерная сделка с Ираном продлевает время, необходимое Тегерану для производства ядерного оружия. Именно представленные разведданные дали Трампу повод 8 мая разорвать ядерное соглашение — Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), которое в июле 2015 года подписали Иран, Россия, Китай, США, Франция и Германия. СВПД предусматривает допуск инспекторов МАГАТЭ на иранские ядерные объекты в обмен на снятие санкций с Ирана.

Как утверждают в разговоре с Reuters действующие и бывшие официальные лица США, которые были свидетелями американского вторжения в Ирак в марте 2003 года, политика президента США Дональда Трампа против Ирана очень похожа на ситуацию перед началом иракской операции. С марта 2003 года в Ираке по-прежнему сохраняются межэтнические и религиозные конфликты, которые не может уладить контингент из 5 тыс. солдат США.

По словам самого Трампа, США на войну в Ираке потратили 3 трлн. долларов. Там погибло более 4,4 тыс. американских военнослужащих и сотни тысяч иракцев. Это, по мнению аналитиков, опрошенных Reuters, стало одним из основных поражений в истории внешней политики США.

Глава центра Фонда защиты демократии Марк Дубовиц считает, что война в Ираке была частично связана с мнением о том, что быстро потеряли эффективность экономические санкции против режима Саддама Хусейна, введённые после его вторжения в Кувейт в 1990 году.

Однако последние санкции против Ирана эффективно работают. «Я считаю, что сейчас всё наоборот», — сказал Дубовиц, отметив, что Трамп, похоже, выступает за более жёсткое экономическое давление на Иран, чем за военные действия.

Несмотря на противоположные мнения, два официальных лица из Вашингтона, знакомые с политикой Ирана, заявили, что конечная цель Трампа против Ирана похожа на действия администрации президента Джорджа Буша против Ирака: заменить антиамериканское правительство дружественным. «Но наивно полагать, что демократия укоренится в Иране, если Исламская Республика рухнет», — сказал один из официальных лиц в Вашингтоне.

США уже выбрали тактику постоянного давления на Иран. Нынешняя доктрина внешней политики США обязывает Вашингтон создавать напряжение вокруг любых региональных лидеров, где бы они не появлялись. В качестве примеров можно назвать Китай (протесты в Гонконге, напряжение вокруг КНДР, начавшаяся «торговая война»), Иран (сирийский конфликт, война в Ираке), Россия (конфликт на юго-востоке Украины). Такая тактика позволяет США сохранять необходимость своего присутствия во всех регионах, что в свою очередь является хорошим поводом для контроля торговых потоков и защиты своих интересов. Очевидно, что США необходимо ослабление России и Ирана как главных противников на Ближнем Востоке, а также ухудшение экономической ситуации в Турции, поскольку турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган не разделяет американскую стратегию в отношении Сирии.

Таким образом, власти США готовятся к запуску цепной реакции, которая ударит по странам, играющим ключевую роль в Сирии. В условиях повышенной волатильности и геополитической напряжённости обвал рубля и российских рынков неминуемо повлечёт за собой бегство инвесторов со всех развивающихся рынков, в первую очередь России, Турции и Бразилии.

Результат текущей фазы сирийского конфликта, которая близится к завершению, сомнительный для США, так как помимо усиления влияния России в регионе и снижения там американского влияния, произошёл резкий рост присутствия и авторитета Тегерана на Ближнем Востоке, что довольно серьёзно беспокоит Саудовскую Аравию и Израиль.

Кроме того, надо учитывать, что Иран и его инфраструктура — один из элементов большого китайского проекта Нового Шёлкового пути, одна из наземных веток и часть морских перевалочных пунктов, которые проходят через Иран. Напряжение вокруг Ирана, а значит, Ирака, Сирии да и региона в целом, — это серьёзное давление и на Пекин. И этот фактор мог быть определяющим для Белого дома при принятии решения о разрыве «ядерной сделки».

Что касается самой военной операции США и их союзников против иранского режима, то США сначала будут бить по Исламской Республике через другие страны региона, а когда Иран сильно ослабнет в результате экономических санкций и непосредственных военных конфликтов, то США начнут прямые боевые действия против Ирана, как это произошло с Ираком.

Пока же главный союзник США на Ближнем Востоке Израиль с Ираном ведёт войну через сирийский конфликт. В прошлый четверг, 10 мая, Израиль провёл бомбардировку 35 объектов в Сирии (иранских и сирийских) в ответ на ракетную атаку, которая, по утверждению израильской стороны, была проведена Ираном после полуночи (в ночь с 9 на 10 мая) по местному времени. На фоне стремительного роста напряжённости в регионе эти авиаудары практически привели к тому, что скрытая война между Ираном и Израилем переросла в открытую. Армия обороны Израиля заявила, что поразила почти всю военную инфраструктуру Ирана в Сирии. Гражданские группы сообщили, что в результате последних израильских авиаударов по Сирии погибли 15 человек, включая 8 иранцев.

Ракетные обстрелы из Сирии по израильским военным позициям в оккупированном регионе Голанских высот были первым ударом Тегерана непосредственно по израильской земле. И ответ Израиля стал его самым крупным военным участием в Сирии за 45 лет — после войны Йом-Киппур 1973 года. Пресс-секретарь Армии обороны Израиля сообщил СМИ, что из 20 снарядов, выпущенных из Сирии, 4 были перехвачены системой противоракетной обороны Израиля, остальные взорвались над территорией Сирии. Жертв с израильской стороны не было.

Это последнее развитие событий в быстрорастущей борьбе между Израилем и Ираном над Сирией, в которой за последние три месяца было нанесено несколько израильских авиаударов по сирийским и иранским силам в ответ на то, что последние отправили вооружённые беспилотники на израильскую границу. Однако одна из таких ударов может вылиться в более широкую войну между двумя заклятыми врагами и столкнуть регион Леванта в больший хаос и нестабильность.

Тегеран наряду с Россией является одним из основных сторонников сирийского президента Башара Асада в кровавой семилетней гражданской войне в Сирии. Израиль считает иранскую поддержку на своей границе в Сирии серьёзной угрозой и стремится помешать иранским военным объектам стать постоянными базами, с которых боевая группировка ливанского шиитского движения «Хезболла» может совершать нападения на израильскую территорию. С 2013 года Армия обороны Израиля осуществила более 100 авианалётов на Сирию. Тель-Авив обвинил в нападении 10 мая Силы «Кудс» Ирана – внешнее подразделение Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

Аналитики прогнозируют дальнейшую эскалацию напряжённости на Ближнем Востоке после отмены президентом Дональдом Трампом ядерной сделки с Ираном, которая приведёт к восстановлению санкций США против Тегерана. Сразу после объявления 8 мая решения Трампа о выходе США из иранской ядерной сделки Израиль заявил о высокой готовности к «деятельности иранских сил в Сирии», дав указание властям «разблокировать и подготовить» бомбоубежища на Голанских высотах, которые он занимает с 1967 года. В тот же день мишенью израильских ракет стала иранская армия, расположенная к югу от столицы Сирии Дамаска. Израильские удары привели к гибели по меньшей мере семи советников Сил «Кудс».

«Эти рейды, которые в значительной степени оставались без ответа в течение 2018 года, теперь с большей вероятностью спровоцируют прямой ответ (со стороны Ирана — примечание автора) после решения Трампа выйти из ядерной сделки», — сказал Райан Тернер, старший аналитик в PGI Group. В начале мая Верховный лидер Ирана Али Хаменеи пообещал отомстить за убитых иранцев.

Между тем Израиль, пользующийся поддержкой администрации Трампа и молчаливой поддержкой со стороны стран Персидского залива, скорее всего, усилит воздушную кампанию против иранских целей. В результате конфронтация между Ираном и Израилем в Сирии продолжится, что может привести к тотальной войне между двумя странами.

Однако тотальная война окажется невероятно дорогостоящей для обеих сторон и дестабилизирует весь регион. Тем не менее, Иран намерен установить постоянное стратегическое присутствие в Сирии, что станет анафемой для Израиля. В дальнейшем конфликт может перейти и в соседний Ливан, который был местом ведения израильской войны с «Хезболлой» в 2006 году, в ходе которой были убиты тысячи людей.

Мехман Гафарлы, журналист-аналитик, политолог, специально для azunion.org