От виртуальной реальности в Армении к настоящей: итоговые заметки журналиста

17-22 ноября состоялись взаимные визиты журналистов Армении, Азербайджана и армянской общины Нагорно-карабахского региона Азербайджана. Армянские журналисты побывали в Баку, Губе и Гяндже, а азербайджанские журналисты посетили Ереван, Дилижан и азербайджанские города Шуша и Ханкенди.

В армянских медиа, социальных сетях в связи с визитами были размещены многочисленные материалы, высказаны различные мнения. Армянские журналисты и непосредственно курирующие этот визит МИД и аппарат премьер-министра Армении попытались запустить пропагандистскую машину. Внимательно изучив написанное, в частности, интервью и материалы армянских журналистов, которые участвовали в поездке, хотелось бы в итоге сказать следующее:

— причин сокрушаться или особо радоваться в связи с этой поездкой нет. Что, собственно, такого произошло? Оккупированные территории Азербайджана не освобождены и конфликт не решен. Три журналиста совершили взаимные визиты;

— несмотря на то, что Армения обращалась с многочисленными просьбами по поводу осуществления этого визита, она в итоге попыталась превратить данный визит в средство пропаганды. Почему? Ответ прост. На основе длительной пропаганды армянских журналистов существовала виртуальная реальность об Азербайджане, в которую они верили. Эта реальность — Азербайджан начала 90-х годов. Они мечтали увидеть в Азербайджане хаос, жесткую ксенофобию, дискриминацию, нищету и бедность, исламский фундаментализм и прочий негатив. Их мнения формируются на стереотипах антиазербайджанских медиа. Поэтому протестов против приезда в Азербайджан армянских журналистов, входящих в группу, и о которых было известно, что они провокаторы, не было. Не поверив увиденному, армянские журналисты, чье чувство виртуальной реальности было уничтожено, стали свидетелями настоящей реальности, современного, развивающегося и смотрящего в будущее Азербайджана и его регионов. Армянские журналисты ознакомились со средой мультикультурализма, существующей в Азербайджане, встретились с динамичным гражданским обществом и требовательными представителями медиа;

— была создана возможность для приезда в Азербайджан и журналиста, который был выходцем из Карабаха. Карабах — историческая земля Азербайджана, и проживавшие там армяне и азербайджанцы являются гражданами нашей страны. Приезд в Баку выходца из Карабаха, азербайджанского гражданина армянского происхождения, его знакомство с услугами DOST и ASAN создаст возможность для того, чтобы он гордился Азербайджаном. Этот его визит и встреча с азербайджанской общиной Нагорного Карабаха в Баку являются также частью диалога между общинами. Азербайджанская община Нагорно-карабахского региона Азербайджана уже выступила с обращением в этом контексте;

— армянские журналисты воочию увидели, что у азербайджанского общества есть позиция по решению конфликта. Эта позиция — территориальная целостность Азербайджана, что является «красной линией». Другие вопросы могут обсуждаться в этих рамках;

— по полученной информации, в связи с визитом первоначально с заявлением хотели выступить сопредседатели, потом с заявлением должен был выступить личный представитель действующего представителя ОБСЕ Анжи Каспшик. Якобы азербайджанская сторона не согласилась на это. Если Азербайджан не дал согласия, то, думаю, принял правильное решение. Что такого произошло, чтобы были сделаны заявления? Единственным результатом длящихся более 25 лет визитов сопредседателей является только организация этой поездки журналистов?

— отходя от каких-либо стереотипов и пропаганды, должен сказать, что я не был удивлен увиденным в Армении, то есть увидел то, что ожидал. На дороге от границы Грузии до Еревана расположены пустые и находящиеся в разрушенном состоянии населенные пункты. Проблемы демографии и нищета налицо. Стратегически важная дорога с единственным выходом за пределы страны находится на низком техническом уровне, и жизнь здесь не чувствуется;

— в Ереване ощущались равнодушие и малый интерес к конфликту. Как и приехавшие в Баку армянские журналисты, представители армянских НПО и журналисты в Ереване тоже живут стереотипами. Я почувствовал попытки некоторых из них превратить конфликт, скорее, в повод подзаработать денег. Следует учесть, что руководители армянских НПО, являющиеся друзьями Лейлы Юнус, под предлогом «народной дипломатии» получали большие гранты от западных кругов;

— в армянском обществе видят и понимают стратегические трудности, с которыми столкнулась страна, бесперспективность ее экономического развития, но затрудняются признать это, потому что у них серьезные комплексы. Они признают это, когда беседуют с глазу на глаз;

— сложно сказать, что в Ереване ничего не строится. Но это не государственная политика. Если и есть строительство, то только за счет пожертвований отдельных армянских миллионеров из диаспоры;

— в Армении нет такой семьи, которая не получала бы пожертвований (средств) из-за рубежа. Это и составляет основу экономики. Это признали и люди, с которыми мы общались;

— в армянском обществе существуют резкие антироссийские настроения. Можно сказать, что это исходит от команды Никола Пашиняна;

— мнения, которые звучали в связи с развитием сектора информационных технологий в Армении, раздуты. Какое-то развитие есть, но представлять это как «Силиконовую долину» — попросту обычная пропаганда. В этой сфере Азербайджан опережает Армению, как минимум, на десять лет;

— в Армении уже стали воспринимать Никола Пашиняна как несколько комичного руководителя. Отмечаются и слабость, и непрофессионализм его команды. Понимают, что период эйфории закончился. Здесь все еще боятся мафии Саргсяна и Кочаряна. Что дальше? Очередная революция? Это стало беспокоить армянское общество;

— на оккупированных территориях демографическая проблема более очевидна. Вдоль дорог пусто. В Шуше вообще сложно говорить о существовании нормальной жизни. Карабах напомнил мне безжизненное пространство из голливудских фильмов. В Ханкенди ради шоу построены нерентабельные предприятия общепита. Это тоже больше пропаганда, чем реальная экономика. И в Армении, и в Карабахе существует серьезный страх войны. Они понимают, что с военной точки зрения Азербайджан сильнее;

— Мечеть Гёвхарага в Шуше отремонтирована в иранском стиле. Участие иранских компаний в этом проекте неопровержимо. Считаю, что этот вопрос необходимо поднять перед иранским правительством;

— армяне, живущие в Карабахе, пришли на встречу встревоженные. Их серьезно предупредили органы спецслужб. Встречу с нами один из журналистов скрытно снимал на видео по телефону. Эти люди понимают, что они застряли в прошлом и с безнадежностью и безысходностью смотрят в будущее. Они понимают и то, что являются инструментом в руках армянских политиков в Ереване и за рубежом. Это можно было увидеть в ходе беседы под контролем;

— абсурдны мнения о том, что якобы наш визит «организовал МИД вымышленного режима». Мы перемещались на транспортных средствах ОБСЕ. В то же время важно общение и с представителями армянской общины Нагорно-карабахского региона Азербайджана. Думаю, что там необходимо расширять общение с простыми людьми. Уверен, что если они приедут и увидят Азербайджан, то вновь согласятся жить в его составе.

P.S. Считаю, что стратегия Азербайджана по урегулированию конфликта правильная. Чтобы вернуть 20 процентов оккупированных земель, необходимо развивать 80 процентов территории страны. Это и есть политика, которую проводит Президент Ильхам Алиев. Сильное государство, сильная экономика, сильная армия.

Эльчин Велиев,

главный редактор АМИ Trend