Валютные войны. Сможет ли Дональд Трамп резко девальвировать американский доллар для изменения торгового баланса с Китаем в пользу США?

Торговая война между США и Китаем постепенно переходит в валютную войну, последствия которой для мировой экономики могут быть разрушительными. В пятницу, 9 августа, курс национальной валюты Китая юаня упал до нового 11-летнего минимума. В связи с этим китайские экономисты уже понизили консенсус-прогноз по национальной валюте. Снижение юаня происходит седьмой рабочий день подряд. Народный банк Китая понизил курс жэньминьби на 97 базисных пунктов до 7,0136 юаня за один доллар США. Это минимальное значение с 3 апреля 2008 года. Таким образом, Китай ответил на введение президентом США Дональдом Трампом новых таможенных пошлин на китайские товары девальвацией юаня. В результате торговая война между США и Китаем переходит ещё и в валютную.

Падение юаня происходит на фоне эскалации торгового конфликта Китая с США. Дональд Трамп пригрозил с 1 сентября ввести пошлины в размере 10% на товары из Китая на сумму 300 млрд. долларов, то есть практически на весь оставшийся китайский импорт. При этом Министерство финансов США ещё объявил КНР валютным манипулятором, что Пекин рьяно отрицает.

Между тем накануне, 7 августа, Дональд Трамп вновь подверг критике Федеральную резервную систему (ФРС) США, заявив, что сохранение «высоких процентных ставок» и высокий курс доллара подрывает позиции американских компаний. Таким образом, американский президент открыто призвал центральный банк страны — ФРС девальвировать доллар США. Трамп считает, что ФРС сохраняет процентные ставки высокими в США по сравнению с другими странами, осложняя ситуацию «для наших великих производителей».

Процентные ставки по итогам заседания Федерального комитета по открытому рынку (FOMC) ФРС США, состоявшегося 30–31 июля, были снижены на 0,25% — до диапазона в 2–2,25% годовых. Но Трамп подверг критике решение ФРС в последующие дни, одним из последних примеров этого стало его заявление в среду, 7 августа, когда он обвинил руководство американского Центробанка в нежелании более быстрого смягчения монетарной политики.

В связи с этим ряд экспертов не исключают, что США для снижения курса американской валюты могут провести прямую валютную интервенцию, продав доллары из Фонда стабилизации валютных курсов (ESF) и купив ведущие мировые валюты, вроде евро и японской иены. Однако объём этого фонда составляет всего 22 млрд. долларов, поэтому эффект от подобной операции окажется минимальным. Кроме того, любая интервенция большего объёма потребует одобрения Конгресса.

Но у президента США есть валютная «ядерная кнопка», с помощью которой он способен одновременно решить проблему малого размера ESF и обойтись без одобрения Конгресса. Дональд Трамп может объявить валютную интервенцию чрезвычайной необходимостью и тем самым заставить ФРС продать доллары со своего счета.

При таком сценарии развития событий курс доллара США может рухнуть. Причём, произойдёт это не только из-за факторов, связанных с интервенцией, как таковой, но и из-за резкого обвала доверия к главной мировой резервной валюте. Вследствие этого мировые центральные банки и другие крупные государства-инвесторы, на балансе которых находятся трежерис — облигации государственного займа США объёмом 6 трлн. долларов, начнут массово сбрасывать эти бумаги.

Воинственная риторика Трампа, возможно, уже негативно отразилась на спросе на государственный долг США. В этом году доля иностранных центральных банков на рынке облигаций Казначейства США снизилась до 15-летнего минимума в 40%. Китай, являющийся крупнейшим кредитором США, в этом году покупал крайне мало, а Япония, второй крупнейший кредитор, сократила свою позицию в трежерис до минимальных значений с 2000 года.

У администрации США есть и менее экстремальный способ косвенно повлиять на валютные курсы. Американцы могли бы, например, включать валютную оговорку во все новые торговые договоры, как они это сделали в марте этого года с Южной Кореей. Однако здесь могут возникнуть проблемы с исполнением такого рода договоров.

Но пока непонятно, что именно предпримут США, однако необходимость действовать явно назревает, учитывая скорость девальвации китайского юаня, который дешевеет рекордными с 1994 года темпами.

Следует особо отметить, что Дональд Трамп уже давно сокрушается о том, что дорогой доллар нивелирует конкурентные преимущества США. Эксперты ведущих банков наперебой рассказывают о том, как власти страны вот-вот девальвируют доллар.

В JPMorgan уверены, что снизить его курс против ведущих мировых валют, вроде евро и иены, будет несложно, однако может возникнуть проблема с юанем, курс которого не является плавающим. В качестве главного оружия торговой войны Дональд Трамп пока использует таможенные пошлины, однако в Nomura полагают, что он может сменить стратегию и сам начать манипулировать валютными курсами.

Однако эксперты Goldman Sachs сомневаются в реальности проведения Минфином США интервенций, направленных на снижение курса доллара. В банке отмечают, что страна не предпринимала попыток девальвировать национальную валюту с 1985 года, когда было заключено «Соглашение Плаза». Поэтому решение сделать это сейчас выглядело бы странным и отпугнуло бы иностранных инвесторов, поставив под удар все американские активы от трежерис до акций.

В то же время другая часть экспертов считает, что Трамп, желая ослабить доллар, в итоге может лишь его усилить, так как торговый конфликт повышает спрос иностранцев на казначейские обязательства и доллар США как защитные активы во время кризисов.

После 1 августа, когда американский президент Дональд Трамп объявил о введении новых таможенных пошлин на китайские товары, фондовые рынки по всему миру падают и зреет новый мировой финансово-экономический кризис. Это связано с тем, что усиливающаяся битва Трампа с Китаем и другими крупными торговыми партнёрами США уже превращается в мировую валютную войну. Американскому президенту будет очень трудно одержать победу в двух войнах сразу.

Между тем эскалация торговой напряжённости оказала поддержку доллару США в этом году. Это также легло в основу мощнейшего ралли облигаций, поскольку инвесторы устремились в самые безопасные активы, повышая спрос на доллар, чтобы купить Treasuries — американский госдолг. Доля владения американским государственным долгом иностранными компаниями (в отличие от иностранных центральных банков, о чём я написал выше) увеличилась до рекордных максимумов, подтолкнув доходность 10-летних облигаций США, эталона для мировых бумаг, к минимальной отметке с 2016 года.

Трамп неоднократно оказывал давление на Федеральную резервную систему, чтобы та сократила расходы по займам, одновременно жалуясь на то, что доллар слишком силён. Если ФРС снова снизит процентные ставки, монетарное смягчение по факту может поддержать экономику США, а это, в свою очередь, укрепит доллар. Это может лишь усилить разочарование Трампа. В то же время трейдеры опционов увеличили ставки на ослабление китайского юаня по отношению к доллару.

Доллар укрепился примерно на 2.5% по отношению к евро и на 2.4% по отношению к юаню в этом году и находится вблизи своего максимума 2019 года в торгово-взвешенном исчислении.

Последняя угроза Трампа снова увеличить тарифы на китайские товары привела к снижению курса юаня ниже психологической отметки 7 юань за 1 доллар США. Этот уровень власти КНР защищали в прошлом. По мнению некоторых аналитиков, дальнейшая слабость юаня может повысить риск валютной интервенции США, нацеленной на ослабление доллара. Таких интервенций не проводилось на валютном рынке с 2000 года, когда США присоединился к международным усилиям по поддержке евро.

Однако интервенции, проводимые в течение нескольких недель, могут иметь обратный эффект и оказать поддержку доллару, согласно анализу, проведённому UBS Group AG. Для того, чтобы интервенция против доллара сработала, рост экономики США и преимущество высоких процентных ставок должны быть не такими явными, и одновременно должны улучшиться перспективы роста экономик в Китае и Европе, считают в UBS. Но экономисты банка этого не ожидают.

«Более вероятным исходом явной валютной войны станет дальнейшее усиление неопределённости, которая, по иронии судьбы, может оказаться положительной для доллара, если рискованные активы испугаются замедления роста мировой экономики, а волатильность возрастёт», — отмечают стратеги UBS, в том числе Бхану Баведжа.

К словам стратегов UBS хочу добавить, что волатильность часто происходит при неопределённости во время кризисов. А в кризисных ситуациях инвесторы вкладывают свои средства в доллары и государственные облигации США в качестве защитных активов. Сегодня уже нет никакого сомнения в том, что нынешние торговые и валютные войны в итоге приведут к глобальному финансово-экономическому кризису, замедлению роста и даже стагнации мировой экономики, а также обвалу цен на сырьевые товары. Это означает, что в ближайшей и среднесрочной перспективе спрос на доллары США, соответственно и его курс будут расти.

В ближайшие 20-30 лет доллару США, как главной мировой резервной валюте, ничего не угрожает. Да недавнего времени некоторые горе эксперты «пророчили», что китайский юань в ближайшем будущем заменит американский доллар в качестве главной мировой резервной валюты. Но в последние семь торговые сессии подряд происходит девальвация юаня и ожидается дальнейшее снижение его курса. Но кто после этого всерьёз будет воспринимать юань в качестве новой мировой резервной валюты, если он регулярно девальвируется для стимулирования экспорта Китая? Поэтому те, кто делает ставку на обвал курса американского доллара, просто могут потерять свои деньги.

Мехман Гафарлы, журналист-аналитик, политолог, специально для azunion.org